Мы хотим, чтобы сайт AmurInfoCenter был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю

Никита Соколов Петрович

Никита Соколов

Горная страна, где начинается Ингода, откуда текут реки в Чикой и Онон, принадлежащая одновременно и России, и Монголии, носит название Хэнтэй-Чикойского нагорья. Когда П.С. Паллас, путешествуя по Забайкалью в 1772 году, принял решение направить одного из своих спутников вдоль государственной границы, выбор пал, естественно, на Никиту Петровича Соколова. Именно он стал первым исследователем гольца Сохондо

Студент Соколов уже отлично зарекомендовал себя за все предыдущее время экспедиции: и как выносливый путешественник, и как толковый ученик и помощник профессора, и автор дневниковых заметок и научных отчетов. Родился Никита в 1748 году, а к 1772 году, когда проходила забайкальская часть экспедиции Палласа, ему было только двадцать четыре года. Прожил Никита Петрович Соколов, к сожалению, очень мало – до 1795 года.

Организаторы экспедиций на восток России не без оснований надеялись, что успех их во многом будет зависеть от того, смогут ли студенты перенять у профессоров «драгоценный навык научной работы».

В горы Никита Соколов поднимался верхом на лошадях в сопровождении старого тунгуса по реке Агуца, притоку Онона. При подъеме по долине студент наблюдал смену растительности (можно подчеркнуть наблюдательность его, когда в пестроте сменяющихся пейзажей удается заметить какие-то правила, закономерности). «Сперва на нижних горах растет черной лес – осинник и различный кустарник», - так написал Никита Соколов в статье, опубликованной среди материалов Академии наук в 1793 году.

Дальнейшие смены растительности, по наблюдениям Никиты Соколова, таковы: береза и ельник; сосняк; лиственница. Лесная растительность на склоне Сохондо, как понял исследователь, заканчивается пихтовниками и кедрачами. Кедры и пихты «отменной толщины и высоты… составляют весьма высокие, темные и страшные леса, которые высочайшую сию гору внизу окружают», - подчеркивал Никита Соколов.

Еще выше гора вся гола и никакого леса на себе не имеет. «Сие свойственность в Даурии всем отменно высоким горам, - написал студент в упомянутой выше своей статье. В отличие от прочих гор их называют гольцами.

Продолжая подъем, путешественник пересек и окончательно оставил лесной пояс и, лавируя между валунами россыпей, поднялся так высоко, что прямостоящие деревца перестали встречаться. Древесные породы здесь превратились в стланики. Особенно характерен был кедровый стланик. «Стланцы, - писал он, - стелющиеся по земле кедры». Позднее ботаники установили, что кедровый стланик – это самостоятельный вид растения, а не кедр, принявший форму стланика. Если посадить орешки стланика среди леса, то у него и здесь не будет вертикального ствола.

Студент Соколов собрал и передал Палласу гербарий высокогорных растений, собранных на Сохондо. Гербарий был очень ценным, и те новые виды высокогорных растений сделали голец «классическим местообитанием», т. е. районом нахождения эталонных популяций отдельных видов растений. Впоследствии гербарий попал в Британский музей в Лондоне, где с ним работали английские ботаники, также описавшие ряд видов с Сохондо.

Выдающееся значение имело и наблюдение Никиты Соколова в области геоморфологии (науке о рельефе). Выше верхней границы леса студент поднимался по склону, поражавшему его однообразием гигантских ступеней, опоясывающих гольцовую вершину. В восемнадцатом веке эта форма рельефа не имела названия. Сейчас нагорные, или гольцовые, террасы – это тема научных исследований и «разборок» на учебных занятиях студентов.

В гольцах Сохондо Никита Соколов вынес еще одно наблюдение, поразившее своего руководителя Палласа и весь научный мир. Выше границы леса накапливается столько снега, что он к началу новой зимы не успевает растаять. Путешествие «вечных» снегов в малоснежном в общем-то Забайкалье воспринималось как чудо. Сейчас ледников, двигающихся из ледниковых вместилищ на Сохондо, уже нет. Но эти вместилища, называемые вслед за немцами карали, или цирками, есть.

Студент Сколов и не подозревал тогда, что вслед за ним на Сохондо заспешат ученые И.Сиверс, Н.С. Турчанинов, Г.И. Радде. Тем более он не мог себе представить, что по прошествии примерно двухсот лет на Сохондо побывает заведующий отделом природы Читинского краеведческого музея Е.И. Павлов и вскоре на заседании Географического общества в Чите предложит создать Сохондинский заповедник.

После экпедиции Никита Петрович продолжил обучение в Лейдене и Страсбурге. Главнейшими предметами его занятий были химия и минералогия; он составил себе небольшую химическую лабораторию, а также предпринимал экскурсии в местности, изобилующие минералами, сравнивая их с тем, что видел во время путешествия по Сибири. Соколов посещал рудники, стеклянные заводы, разные фабрики и мануфактуры. 27 сентября 1787 года стал ординарным академиком и ординарным профессором химии при Академии наук Российской Империи. В Академии наук, Соколов заведовал химической лабораторией, а с 1786 года до отставки читал в этой лаборатории и публичные химические лекции.