Мы хотим, чтобы сайт AmurInfoCenter был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю

В номинации «Лес для жизни»

10.09.2020

les_zatirko_design_2020.jpg

Андрей ЗАТИРКО

Огнеопасный сосед — Бурятия поджигает Забайкальский край

чита-ру.png  26 апреля 2020 года Огнеопасный сосед — Бурятия поджигает Забайкальский край

«Я же предупреждал!» — с упрёком сегодня может сказать житель села Иван-Озеро Павел Кобелев, больше известный по нику в социальных сетях как Павел Пилот. С помощью открытых системы космического мониторинга и коптера он всю весну указывал властям в соцсетях на их промахи при регистрации и тушении пожаров на границе с Бурятией. В результате огонь дошёл до сёл, приоткрыв масштаб экологического бедствия в Ивано-Арахлейском природном парке. Власти, как минимум, его преуменьшали.

«На них надежды никакой»

Павел Пилот в своей группе в Facebook настаивает, что пришедший к Иван-Озеру пожар действует уже едва ли не месяц. На космоснимках он наблюдал за ним с 5 апреля, ещё когда тот только зарождался на территории Бурятии.

«Получается, пожар бесхозный. Горит вторую неделю на самой границе со стороны Бурятии, у них там поселений нет, им опасности не представляет. А мы ждём, когда ветер переменится и огонь понесёт к нам. Преображенка, базы отдыха на Арахлее, Центр профилактики РЖД, село Иван-Озеро – все окажутся на пути огня.

За сёла и базы отвечает МЧС, дежурный автомобиль, как раньше, пока не выставили у нас. За лес отвечает минприроды, его подчинённые КГСАУ («Забайкаллесхоз» — А.З.). На них надежды никакой. Они должны уже тушить очаг на границе (на рисунке видно), а их там нет. Через 4 дня 5 лет, как сгорело 22 дома в селе Иван-Озеро. Есть реальный шанс повторения: никаких оповещений, особых режимов, дежурных постов, бульдозера на трале не наблюдается», — писал Кобелев 12 апреля, ещё до первого прихода огня к озёрам.

В результате 16 апреля пожар подошёл к Преображенке на 2,5-3 километра. А дымом от него накрыло Читу. Тогда вице-премьер краевого правительства Андрей Гурулёв заявлял, что огонь пришёл из Бурятии, площадь пожара составляет 5 тысяч гектаров. Тушили его вплоть до 18 апреля. Затем ситуация несколько стабилизировалась, чем Кобелев и предлагал воспользоваться, подготовившись к следующей волне огня.

Несостыковки

Минприроды Забайкальского края 23 апреля заверило, что пожары в районе озёр не имеют отношения к прошлому, из-за которого затягивало Читу 16-17 апреля. В этот раз там действовало два очага площадью 40 и 175 гектаров, один из которых пришёл из Бурятии.

Утром 24 апреля Гурулёв заявил уже об одном пожаре площадью около 600 гектаров, который несколькими языками пришёл из Бурятии. Несмотря на его обещание локализовать огонь в тот же день, этого не случилось до сих пор.

Если верить только официальным отчётам властей Забайкальского края, Кобелев неправ. Нет никакого большого пожара, начавшегося в Бурятии в начале апреля, а есть несколько новых небольших очагов. Но в такой позиции есть пара серьёзных несостыковок.

Во-первых, непонятно, как новый лесной пожар мог возникнуть в Бурятии, пройти 20 километров до забайкальских сёл и остаться в площади меньше 200 гектаров (по данным на 23 апреля)? Это примерно квадрат площадью километр на два.

Во-вторых, официальные данные информационной системы дистанционного мониторинга лесных пожаров (ИСДМ) Рослесхоза однозначно соглашаются с Пилотом, ставя руководство Забайкалья в неудобное положение.

Согласно спутниковым данным ИСДМ Рослесхоза, первые лесные пожары в Бурятии недалеко от границы с Забайкальем появились ещё 4 апреля. Началось всё с двух небольших очагов К-1085 и К-1100.

Они то затухали, то разгорались вновь. Рядом фиксировались новые очаги, объединялись со старыми. В результате к 11 апреля общая площадь пожаров составляла уже около 7 тысяч гектаров. Огонь пошёл через границу.

Зона нецелесообразности

Всё это время в официальных сводках по Бурятии этих пожаров не существовало. На 11 апреля в республике действовало лишь пять лесных пожаров на площади 106 гектаров. А если пожаров нет, их не нужно тушить.

Такое отношение республиканских властей к этим очагам может объясняться, вероятнее всего, лишь одним — пресловутыми зонами контроля. Это территории, тушение которых региональные власти считают экономически нецелесообразным — оно дороже, чем возможный ущерб от огня. Региональные власти просто вычёркивают их из сводок.

Так, в 2019 году в таких зонах контроля в Сибири выгорели миллионы гектаров леса, дымом затянуло многие крупные города. После общественного резонанса и минприроды России, и генпрокурор Юрий Чайка неистовствовали в СМИ, но дальше этого дело не тронулось. Зоны контроля по-прежнему существуют, и там по-прежнему не тушат пожары.

Если взглянуть на такие зоны Бурятии на приграничной с Забайкальем территории, то можно обнаружить, что часть наших апрельских пожаров приходилась как раз на одну из них. Но только часть.

К слову, расположение зон контроля на границе с природным парком, пусть даже соседнего региона, выглядит как минимум чьей-то ошибкой, как максимум — государственным вредительством.

Я уж не говорю про забайкальские сёла, расположенные в считанных километрах от зон, где тушить лес нецелесообразно.

Первая волна огня

12 апреля огонь перекинулся через границу регионов и тут же был зафиксирован во время авиапатрулирования лесов забайкальским лётчиком-наблюдателем. Указанная площадь пожара — 500 гектаров. На его тушение, согласно отчётам региона в Рослесхоз, было направлено 24 человека и пять единиц техники, в том числе два вездехода.

По данным региона, 17 апреля его площадь составила уже 9,2 тысячи гектаров. Спутники системы Рослесхоза уточняли, что это пожар К-1085 так разросся, захватив уже 29 тысяч гектаров в двух регионах.

Только тогда Бурятия, наконец, его заметила, зафиксировав на площади в смешные 20 гектаров, и начала тушить.

По данным забайкальских властей, этот пожар не без помощи благоприятной погоды удалось потушить на площади 15,1 тысячи гектара только 19 апреля. Соседи продолжали воевать со своей частью пожара, по-прежнему не признавая его реальных размеров.

Вторая волна огня

21 апреля недалеко от Преображенки, согласно спутниковым данным ИСДМ Рослесхоза, появились несколько новых очагов общей площадью меньше 100 гектаров.

На следующий день, 22 апреля, лесники в этом районе обнаружили пожар на площади 175 гектаров. Тогда как ИСДМ благодаря спутниковым данным нарисовала очаг значительно больших размеров, объединив его с гигантом К-1085 из Бурятии, площадь которого на тот момент перевалила 35 тысяч гектаров.

23 апреля площадь зафиксированных властями региона пожаров выросла до 600 гектаров, как и утверждал Гурулёв. Несколько очагов возникло уже около Иван-Озера.

24 апреля ситуация только ухудшилась. По данным властей Забайкалья, площадь всех пожаров вокруг озёр приблизилась к 1 тысяче гектаров. Спутниковые данные только у Иван-Озера фиксировали пожар на 639 гектарах, который присоединился к К-1085. Гигант же в основном за счёт Забайкалья за сутки вырос на треть – до 50,5 тысячи гектаров.

На вечер 26 апреля признанные регионом пожары не локализованы, несмотря на обещание Гурулёва. Спутниковые снимки дают значительно более страшную картину — вся мелочь объединилась с К-1085, который уничтожил уже 60 тысяч гектаров.

Без Рослесхоза не разберёшься

Особенность ИСДМ в том, что она закрывает пожары только спустя 10 суток после последней регистрации термоточки спутником. А очаги, регистрирующиеся на расстоянии менее 1 километра друг от друга, объединяет. Регионы действуют иначе – локализовали, потушили, забыли. Другие очаги здесь же фиксируют как новые.

Забайкальские власти, кажется, здесь схитрили, чтобы сохранить лицо. С одной стороны, они так и не признали те площади, которые фиксируют спутники ИСДМ, называя каждый следующий его очаг новым пожаром. С другой – приписали некоему крупному пожару из Бурятии всю вину за новые очаги около сёл, хотя с их площадью невозможно пройти такие расстояния.

Бурятия, действительно, виновата, но не за отдельные возгорания возле Ивана, а за изначально запущенный К-1085, который не тушила и не регистрировала почти две недели – с 4 по 17 апреля. С учётом того, что огонь в итоге уничтожил часть природного парка и дошёл, согласно спутникам ИСДМ, до сёл.

Остаются к властям вопросы и по причинам большинства из этих пожаров. Их очаги слишком сильно совпадают с картой профотжигов, на что уже обращали внимание общественники. Обратите внимание на две карты ИСДМ от 22 апреля — первая с прошедшими в этом году профотжигами, другая с контуром действовавших на тот момент пожаров.

Если бы мы жили в идеальном мире, можно было бы списать всё на случайные совпадения. Но мы нет.

Масштабы экологических последствий от этих пожаров нам ещё предстоит подсчитать. Но выводы о их причинах уже напрашиваются — государство в лице властей двух регионов само устроило всё это. Где-то своим попустительством, где-то недостаточной материальной и кадровой готовностью, где-то нежеланием сгущать краски. Будет ли кто-то за это наказан — вопрос открытый. Но хотелось бы, ведь спалить природный парк — это даже не на улицу выйти во время режима изоляции.


Остальные материалы представленные на конкурс:


ЛЕС ДЛЯ ЖИЗНИ

1.    «Огнеопасный сосед – Бурятия поджигает Забайкальский край», 26.04.2020, «Чита.Ру», https://www.chita.ru/articles/144864/

2.    «Спи спокойно, Ивано-Арахлейский парк», 27.04.2020, «Чита.Ру», https://www.chita.ru/blogs/zatirko/144960/

3.    «Не рубить, а думать – «Чита.Ру» нашло места под больницу и парк», 7.03.2020, «Чита.Ру», https://www.chita.ru/articles/142607/

ЗЕМЛЯ ЗАПОВЕДНАЯ

1.    «Озеро Ножий», 25.10.2019, «Чита.Ру», https://www.chita.ru/articles/137097/

2.    «Агинская степь – место выхода в невесомость», 2.09.2019, «Чита.Ру», https://www.chita.ru/articles/134727/


Авторы: Андрей Затирко, ИА «Чита.Ру»