Мы хотим, чтобы сайт AmurInfoCenter был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю

Специальный приз «Надежда «Живой тайги»

articles_alhanaj11940.jpg

Знакомый незнакомец Алханай


Екатерина Бронникова, Zab.ru, 12.05.2017 г.


Национальный парк «Алханай» знают не только в Забайкалье, но и далеко за его пределами. Его «туристический» юг - целебный источник, храм «Ворота» – места паломничества как «местных», так и «заезжих». Его «лица» на магнитах и фотографиях давно разлетелись по разным уголкам планеты. В большинстве своем население Земли знает забайкальскую сокровищницу такой. Однако там, с севера, за отрогами, около двух десятилетий от глаз людских хоронится другой Алханай – дикий и неприступный. О нем мало кто слышал, и мало кто видел. Корреспондент Забмедиа побывал в алханайских границах.

Из Дульдурги выехали после обеда. Пункт назначения – кордон Верхний, что в 90 километрах от районного центра. Нашу журналистскую братию предупредили «задолго до», что путь к нему не из легких. На нем же запланирована ночевка, он же - отправная точка для работы представителей СМИ. Эта северная сторона Алханая закрыта для посетителей. Уютные и приятные глазу равнины и разнолесье перемежают болото и заросли ерника. Словно сама природа, оберегая свое «детище», расставила преграды человеку… Без проводника, не ровен час, заблудишься. Моим гидом по алханайским «северам» стал государственный инспектор одноименного национального парка Павел Гурулев.
Сункурук

Село Красноярово расположилось на берегу озера. Ну, или озеро обжилось на окраине села. О целебном грязевом водоеме знают в основном местные. Они же и нарекли его когда-то Сункурук. Со слов сотрудников нацпарка - пробы воды и грязи были направлены в Омск для проведения химической экспертизы. Заключение специалистов подтвердило наличие «полезных» солей.

- Вода в озере из-за входящих в состав минералов содистая. Его наполняемость зависит от осадков. Последние годы не радовали забайкальцев дождем, поэтому наблюдалось обмеление водоема. В засушливый 2015-й год Сункурук высох. Осталась лишь белая пыль на пересохшем дне, облака которой, взбудоражив, разносил игривый степной ветер по окрестности. После, покружив в воздухе, она оседала на траве восковым налетом. С первыми каплями дождя пыль снова становилась грязью, поэтому гулять по таким лугам приходилось скользя. Это химический состав обеспечил ей «мыльность». В дождливый 16-й Сункурук вновь обрел полную силу. Время покажет, чего ждать в этом году, - начал свой рассказ об алханайских диковинках мой собеседник.

Минуя сельское поселение Ара-Иля, приближаемся к кордону Нижний. Глаза противятся принимать здешний ландшафт. Вполне предсказуемая реакция! Ведь мы запрограммированы на тот «культурный» Алханай с его валунами, покрытыми лишайниками, с его строгими вершинами, уходящими в небо, с его нежной зеленью кедрача – тот Алханай, в сравнении со своим диким «близнецом», выглядит более величественно, с легкой ноткой щегольства даже. Но это тот…

А этот… Этот выглядит попроще что ли. Смешанный лес, разрезанный ручьями, заросли ерника, болотистые пустоши. Малоснежная зима оставила на поверхности земли яркое кирпично-красное одеяло из хвоинок прошлогодней лиственницы. От такой «палитры застывшей осени» склоны и луга алханайской вотчины удивляют своей рыжиной.


Здесь практически нет дорог. Одна «дежурная» для местных жителей да инспекторов нацпарка, то петляя по местным равнинам, то ныряя в болотину, ведет группу к нашему запланированному пристанищу. Да, уж! Путь и в самом деле интересный, но непростой. Что говорить, сезонную распутицу в 30 километров два внедорожника, цепляясь ребристыми колесами за поверхности, преодолевали два с небольшим часа.
Девять желобов

Пока спидометр машины с неохотой наматывает задиристые километры, есть время для диалога.

- С древности народ едет лечиться на девять желобов. Если подняться по тропе, с вершины горы Алханая бежит центральный ручей, к которому стекаются еще ручьи. Они и сформировали девять желобков, похожих на «волны» листов шифера. И название пошло тоже от количества желобов. Сейчас к желобам мало кто приезжает, потому что дорога плохая. А главное, нацпарк - особо охраняемая территория. Бывает пропускаем, но контроль за посетителями строжайший – продолжает раскрывать секреты Павел.

Еще на территории северного Алханая есть падь Байцы. Интересна она, прежде всего, своими водопадами. Потоки воды, спадая с самой горы, образует ручей, который местами достигает ширины в четыре метра. Погодные условия не властны над алханайскими водопадами:

- Каждый ручей идет в ущелье, которое сужается к вершине. По краям его россыпи вулканического происхождения, спускающиеся до самого ручья. Поднимаешься, а вода бежит и бежит. Сухо или дождливо, а вода все равно бежит. Полностью ручей не пересыхает никогда. Внизу может обмелеть, но не до конца - под камнями вода все равно движется. А какой там воздух, какая природа! На самой вершине Алханая тоже всегда есть вода – поднимите камень, а под ним чистейшая водица. После дождей ручей шумит так, что уши прикрыть хочется. Сейчас не сезон – вы к нам летом или осенью приезжайте.

К «Верхнему» подъехали, когда солнце закатилось за горизонт.

…Ночи на Алханае тихие, звездные. От отсутствия звуков звенит в ушах. Здесь бесконечно хочется дышать и… молчать. Здесь состояние внутреннего штиля. Психологи, наверное, сформулируют это состояние, как «в ладу с самим собой».
Пихтовые острова

Утро. Солнце спряталось, облака серым куполом расползлись до горизонтов нацпарка, ветер, пугая тишину, перебирает ветками деревьев. В надежде увидеть кого-нибудь из алханайской «дичи», собираемся объехать один из квадратов Ара-Илинского лесничества.

- Ветер сегодня, поэтому шумно в лесу. Животные сегодня отсиживаются в своих «убежищах». Тем более самки к материнству готовятся – осторожные стали. В безветренный день на склонах можно многих обитателей нацпарка повстречать, - рассказывает Павел.

Живность, привыкшая к спокойной жизни, чувствуют себя здесь комфортно. Косуля, кабарга, изюбр, лось, кабан, медведь, росомаха, рысь, волк, барсук, лисица, заяц, соболь… Согласитесь, ассортимент местной фауны богат!

- Соболя в последние годы больше стало. Увидеть его в естественной среде очень сложно. По следу, только по следу отслеживаем численность. Ходит «тропит». Очень скрытый зверь. Он схож с колонком, горностаем. Охота на него с момента открытия нацпарка запрещена полностью. Вот и больше стало.

О жизни Алханая мой собеседник может говорить бесконечно. Работа интересная, любимая. Павел знает что, где и когда происходит на территории этой особо охраняемой природной территории. Поэтому неудивительно, что его прогноз сбылся – нам не довелось встретить ни одного представителя животного мира. Хотя отпечатков следов и продуктов жизнедеятельности в округе достаточно для численного анализа.

Дорога до кордона растворилась в беседе.

- На этой стороне Алханая пихта растет. С той, южной стороны ее нет. Небольшими подушками обжилась. В пихтовых колках попадаются голубые ели. Хотите посмотреть? Здесь недалеко. Можем заехать. Рубить здесь лес нельзя. Только горельник после оценки лесопатологом заготавливаем мы на нужды нацпарка. Ну, и жители сел, расположенных на территории парка, его же на дрова себе берут. Поэтому лес от рук человеческих у нас не страдает. Пожары урон большой наносят. Они - главный враг для леса.

… Пихта действительно «расселилась» по Алханаю небольшими участками. На верхних ветках сережками повисли шишки. Свою миссию они уже выполнили, отпустив семена во «взрослую» жизнь. Через пару лет хрупкие деревца-младенцы пополнят пихтовые ряды.

Это не все достопримечательности северной стороны горы «Алханай». Еще здесь есть скалы-столбы, которые, по словам Павла, схожи с каменистыми «небоскребами» красноярских «Столбов». Есть здесь и озера, цветущие в начале лета кувшинками. Есть еще скала с интересным «именем» - Карл Маркс, силуэт которой больно похож на профиль известного немецкого социолога. Есть еще…

Интересен и необычен Алханай. Он здесь, он у нас – на территории нашего Забайкальского края. Сотни специалистов изо дня в день 24 часа в сутки сохраняют его для нас, современников, и для наших потомков. Сохраняют ту красоту, от которой внутри человека, наступает штиль.


Человек природы. Госинспектор Коротких

Екатерина Бронникова, Zab.ru, 14.04.2017 г.


Человек природы. Госинспектор Коротких

Анатолий Коротких

О государственных инспекторах особо охраняемых природных территорий почему-то вообще мало говорят и мало пишут. О них вспоминают, в основном, когда речь идет о браконьерах. Между тем на этой профессии смело можно поставить гриф «Очень ответственная, интересная, благородная и… немного романтичная». На плечах этих сотрудников лежит охрана заповедников от любых посягательств на благополучие этой территориальной единицы. О своей любимой работе мне поведал госинспектор заповедника «Даурский» Анатолий Коротких.

В свою профессию Анатолий пришел более двух десятков лет назад – в 93-м. И как говорит он сам, «неслучайно». Интерес к природе, к животному миру возник «с детского сада». И на всю жизнь.

- Я – человек природы. Привязан к ней очень. Это же дело всей моей жизни. Это красиво. Я убежден, что каждому нужно знать, кто с людьми на планете соседствует, - скромно, с улыбкой начал свой рассказ Анатолий.

Первые трудовые годы запомнились ему борьбой с браконьерами. Их мой собеседник называет «браконьеры 90-х». Тогда этого «добра» хватало. Как в ковчеге Ноя, «каждой твари по паре». Сроки охоты были писаны, но не для них. Животных лучили, отстреливали, капканом добывали.

- Оружие браконьеры 90-х в основном использовали гладкоствольное, нарезное только входило в оборот. В период расцвета браконьерства госинспекторов и расстреливали, и на машинах пытались задавить. Ну, ничего… Понемногу искореняли варварское отношение к диким животным. Задерживали, приучали к порядку, писали протоколы, судились. Заповедником за все эти годы, конечно же, проведена огромная работа. Боролись за то, чтобы все было законно – лицензии, путевки, соблюдение сроков охоты.

Как отметил Анатолий, многие бывшие браконьеры стали сейчас хорошими и законопослушными гражданами. Да и общее количество браконьеров снизилось в разы. Роль смирительной рубашки сыграло ужесточение законодательства - увеличение штрафов, конфискация оружия, уголовная ответственность бьют таких стрелков по рукам.

- С годами научились читать браконьеров по лицам. Оценивать их поведение. Дерзкий или спокойный, как себя ведет. Выражение глаз выдает нарушителя. Показная невозмутимость или, наоборот, чрезмерная суета, разговорчивость. Оцениваешь и решаешь для себя, как с ним дальше работать. Хотя, есть категория браконьеров, которую тяжело напугать тюрьмой и законом. Это те, кому убить животное в заповеднике или в запрещенные для охоты сроки - доза адреналина, своего рода наркотик, - откровенничает госинспектор «Даурского».

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ «НАДЕЖДА «ЖИВОЙ ТАЙГИ»

Дежурная смена

Она начинается у государственного инспектора с постановки задач, которые определяет своим подчиненным начальник охраны заповедника. Перечень их широк и многогранен: патрулирование территории, мониторинг численности животных, проведение зимнего и летнего учетов живности, обосновавшейся на этой охраняемой территории, проведение биотехнических мероприятий, таких как подкормка животных, создание искусственных водопоев и так далее. Иногда приходится даже выхаживать ослабленных, попавших в беду животных. Одним словом, работы в «Даурском» хватает!

У каждого инспектора есть дневник, в который он заносит результаты наблюдений за животными, метеоданные рабочих суток и прочее. Все, что насторожило или удивило его в рабочем процессе, можно также найти в этой книжице.

- Осмотр территории проводится ежедневно. Следы, оставленные человеком или колесами автомобилей, подвергаются осмотру: их интенсивность, в каком направлении происходило движение. Останавливаем машины, проверяем на наличие капканов, оружия. В ведении инспекторов находится заказник «Цасучейский бор», охранная зона заповедника, сам заповедник, заказник «Долина дзерена». Всего - около 500 тысяч гектаров. Также ведем наблюдение за животными: где и каких видели, отмечаем их активность, какие новые животные зашли на территорию «Даурского». В бору года два назад поселилась семья рысей: самка и три детеныша. Она и сейчас там живет. Наблюдаем, как подросший кот проверяет свои «владения». Скорее всего, с обжитого места их тогда пожары выгнали. Они же и росомаху к нам пригнали. Чабаны заметили и нам сообщили. Вели ее по следам. Только она у нас не задержалась – перешла речку и ушла, все-таки, не степной зверь.

На следы у инспектора глаз наметан. Так сказать, профессия научила. Анатолий читает их как книгу. Даже срок давности оставленных отпечатков коготков, подушечек и копыт может определить. На снегу сначала след рыхлый, через пару дней и он начинает застывать, потом подтаивать. Это и позволяет примерно определить, когда и куда направлялся тот или иной зверь.

Отдельная глава в рабочих буднях госинспектора – сезонные пожары. Готовиться к огненному змию в заповеднике начинают «задолго до». 24 часа в сутки  его сотрудники находятся в боевой готовности. «Безумной порой» называет это время Коротких.

- Пожары наносят большой урон и ландшафту, и животным. В первую очередь, они губительны для птичьих кладок и для молодняка. Ежи в нору уйдут, звери и копытные убежать могут. Кладки горят. Недавно родившийся, неокрепший молодняк попросту погибает. А ведь восстановление особо охраняемых природных территорий должно происходить естественным путем. Если в степь животные могут вернуться приблизительно через месяц, после того как травяной покров восстановится, то на восстановление лесной и лесостепной зоны требуется не один год. Поэтому виды, обитающие на этих ландшафтах, могут уйти надолго. Мы всеми силами боремся с пожарами. Для нас важно не допустить больших потерь. - рассказывает он.

Попался, который кусался

Мою беседу с Анатолием прервал волк. Да, волк! «Неучтенного», т.е. без ошейника, клыкастого хищника заметила возвращающаяся домой смена инспекторов. И мы отправляемся совместно с группой сотрудников заповедника ловить этого хищного «путешественника».

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ «НАДЕЖДА «ЖИВОЙ ТАЙГИ»

- Радиоошейник позволяет круглосуточно отслеживать передвижения волков. Каждый ошейник «привязан» к номеру телефона, на который каждый час приходят СМС-сообщения с координатами местонахождения хищника. Специальная компьютерная программа обрабатывает данные и «рисует» маршрут «прогулок» животного. Например, мы увидели на мониторе, что самец возвращается в одно и то же место. Возможно, там для него хорошая кормовая площадка - стадо дзеренов, например… Мы едем и проверяем, что там происходит. Если видим, что самец постоянно ходит на территорию другой стаи, то можем предположить, что сейчас сформируется новая пара. Он присмотрел для себя самку, - поясняет мой собеседник. 

Для поимки волков в заповеднике действует годами отработанная схема. На машинах хищника загоняют до такого состояния, когда уставший и обессиленный он ложится на землю. Затем на помощь сотрудникам приходит шприц с транквилизатором. Только в «Даурском» животных не усыпляют – их просто «одурманивают» лекарственным препаратом. Ведь отпущенный с ошейником волк - участник уникальных исследований, он даст новые знания, поможет понять, как организованы отношения между волками, да и отношения между волком и человеком тоже. Количество транквилизатора используется меньше необходимого для усыпления объема. Это позволяет избежать передозировки. А дальше в ход идут огромный сачок, покрывало, опыт да сноровка.

- Был случай, когда укол поставили, а волчице стало плохо. Два часа наблюдали за ней. После привезли на кордон. Отпаивали бульоном. Через некоторое время она пришла в себя, и мы ее отпустили. В первый раз пошел на волка – было, конечно, страшновато. Не буду геройствовать. Страх поборол. Поймали, одели ошейник. Это и радость, и адреналин. На живого волка руку положил. Радость! Это не охота, это не зверь в капкане. Мы сделали свое дело и отпустили его на волю.

… К волку мы подъехали, когда заметившая его группа инспекторов в погоне за хищником намотала не один десяток километров. По вялым, но широким движениям матерого несложно догадаться, что зверь устал. Еще минут десять погони и животное легло на землю. Язык, свисающий из пасти, клубы пара да вздымающиеся бока – нет больше сил у него бежать дальше.

Чтобы надеть непосредственно сам ошейник, понадобилась четверть часа. Параллельно был произведен забор крови, анализ которой расскажет о болезнях и генетике пойманной особи. После этого своего подопечного сотрудники заповедника нарекли Трофимом и отпустили. С этого часа они будут знать, к кому клыкастый захаживает в гости.

- У нас есть «золотые» правила при работе с дикими животными. Нельзя кричать. У них реакция на крики обострена. Они мгновенно на них реагируют, могут стать агрессивнее. Отойти от животного или отпустить его нужно, так скажем, вовремя. В тот самый момент, когда от него не последует, опять-таки, агрессии или какой-то иной реакции. Сделать это нужно резко, чтобы зверь не налетел, не укусил, - поделился секретами своей профессии Анатолий Коротких.

Представитель фауны перед человеком

«Госинспектор - звено, представитель диких зверей и птиц перед человеком». Так одной фразой охарактеризовал свою профессию мой собеседник.

- В своей работе мне все нравится. Нравится наблюдать за животными. Больше всего мне интересны рыси. Их повадки, грация. Как они охраняют свою территорию, охраняют свое потомство. Волки по-своему красивы и приятны. Тушканчики интересны: бегают, прыгают, резвятся. Еж же спокойный, не боится человека, его можно погладить,  он фыркает, отпрыгивает, пытается уколоть. А может и сам по себе бродить, копать, не обращая внимания на людей. Птицы - журавли, аисты… Их танцы – это отдельная история. Хищные птицы увлекают своими «манерами» охоты. Или наблюдаешь, как появляется на свет их потомство. Подъезжаешь - лежит кладка, потом там уже птенцы, а потом уже молодняк этих птиц ты видишь в небе. Зверей и птиц, которых люди видят на картинках, мы видим вживую и, более того, мы принимаем участие в их жизни!

Анатолий убежден, что в заповедниках остаются работать те, кто искренне болеет за будущее планеты – за будущее ее флоры и фауны. Дикие животные в природе были всегда. И чтобы не нарушать этот экобаланс, их нужно сохранять.

Летопись трудовых будней государственных инспекторов особо охраняемых природных территорий давно уже перестала вести счет тех, кого они отстояли, спасли, вернули в естественную среду обитания. Да и надо ли? Наверняка, среди современников найдутся такие, кто скажет: «И зачем им это надо? Одним животным больше, одним меньше по Земле ходит. И без этого проблем хватает». С такими доводами Анатолий Коротких не намерен соглашаться.

- Надо оставить и передать все это нашим детям. Чтобы не в зоопарках и не по картинкам наши наследники познавали природу. Необходимо, чтобы животные были в своей естественной среде обитания, где они красивы, величественны и грациозны, - считает госинспектор.

Фото «Забмедиа» и из архива А. Коротких


Авторы: Екатерина Бронникова, ИА "Забмедиа", корреспондент Забайкальский край, г. Чита