Мы хотим, чтобы сайт AmurInfoCenter был для вас удобным и интересным. Чтобы стать лучше, мы работаем с веб-аналитикой. Для сбора аналитических данных используются файлы cookie. Вся информация полностью конфиденциальна и никогда не передается третьим лицам. Подтвердите ваше согласие с политикой в отношении cookie или узнайте о технологии подробнее.
Я принимаю

Специальный диплом «Федеральный стандарт»

Коллектив «Новой газеты» во Владивостоке, главный редактор Андрей Островский, Приморский край, г. Владивосток

За высокий профессионализм и яркий старт рубрики «Среда обитания»


Огонь и вода

"Новая газета во Владивостоке", № 334 / Сергей ПАВЛОВ / 14 апреля 2016

В Приморье наступил пожаро- и паводкоопасный сезон


​Огонь и вода

Весна — время разгула противоположных стихий: огня и воды. В это время горят леса и выходят из берегов реки. Стихийные бедствия, умножаемые «человеческим фактором», наносят жестокий ущерб уникальным, заповедным территориям Приморья. Чтобы предотвратить то, чего можно избежать, и минимизировать последствия того, что все-таки случится, в крае объединяют усилия ученых, спасателей, правоохранителей и «широких кругов населения».

Пожары идут на север

— Как только в Приморье сходит снег, Хасанский район готов к пожароопасному периоду. В конце марта—начале апреля — новая порция тепла, усиливается ветерок, и готово: от одной спички может возникнуть пожар. Сухую траву могут поджечь даже бутылки и стекла. Поэтому очень важно следить за отходами на природе, чтобы не становиться источником пожаров, — говорит руководитель Примгидромета Борис Кубай.

Пока не появится зеленая трава, вероятность пожаров остается очень высокой. К тому же весна выдалась необычно теплой, отмечает Кубай:

— Температурный фон довольно высокий, во многих районах края положительная температурная аномалия в первой и второй декадах марта достигла +5 градусов, что бывает в Приморье один раз в 8—10 лет.

Абсолютное большинство пожаров вспыхивает по вине человека, напоминает и. о. директора департамента лесного хозяйства Приморского края Владимир Иванов:

— 90% лесных пожаров носят рукотворный характер. Это неконтролируемые сельскохозяйственные палы и безответственные лица, которые оставляют в лесу непотушенные костры, бросают окурки. Напоминаю, что виновники пожаров несут ответственность вплоть до уголовной, на них накладываются многомиллионные штрафы.

Пожары в Приморье идут с юга на север. Сначала горит Хасанский район, куда огонь нередко приходит из Китая.

— Сотрудники национального парка «Земля леопарда» проводят контрольно-рейдовые мероприятия, тушат пожары, мы с ними плотно взаимодействуем. Сама территория нацпарка защищается. Но беда в том, что пожары приходят с сопредельной территории, — говорит Иванов. — Мы прокладываем минерализованные полосы. Не допускаем перехода огня в Китай — задействуем силы МЧС, помогает погрануправление. В сопредельных районах Китая лесного фонда уже фактически нет, они тратят огромные средства на восстановление леса. У нас лес есть, наша задача — его сохранить и приумножить.

Сотрудники «Земли леопарда» тушат пожары, усиливают патрулирование территории, прокладывают минерализованные полосы. В этом году нацпарк объединил усилия с дальневосточными железнодорожниками. В марте сотрудники ДВЖД начали скашивать растительность между станциями Приморской и Бамбурово в Хасанском районе.

— Наряду с браконьерством лесные пожары — серьезная угроза для биоразнообразия национального парка, — отмечает директор «Земли леопарда» Татьяна Барановская. — Решение о сотрудничестве с ДВЖД — большой шаг на пути к улучшению ситуации в пожароопасные периоды. Борьба с лесными пожарами — это война, и мы только что нанесли по противнику превентивный удар, обретя такого союзника, как железнодорожники.

Следующим этапом горят западные районы края: Пограничный, Ханкайский. Затем — «севера», особенно в период сбора кедрового ореха. Особую тревогу специалистов вызывают приближающиеся майские праздники, когда все едут на дачи, на шашлыки.

В соответствии с принятым в Приморье сводным планом тушения лесных пожаров основные задачи возложены на КГСБУ «Приморская авиабаза», которое занимается мониторингом и борьбой с огнем. В случае введения режима ЧС подключаются и другие силы.

— В этом году мы приняли решение создать четыре мобильные группы быстрого реагирования, — сообщил начальник КГСБУ «Приморская авиабаза» Сергей Котяков. — Изначально они будут дислоцироваться на южном направлении: Хасанский, Пограничный районы, Артём… После прохождения весеннего пожароопасного периода они займутся патрулированием по всему краю. Это 20 человек и четыре автомобиля УАЗ, оснащенные необходимым снаряжением. Они выдвигаются в предполагаемые места возгорания, разбивают лагерь, работают автономно. Сделано это для того, чтобы сократить время доставки сил и средств к месту тушения пожара.

Ведется и профилактика: в 2016 году в Приморье планируется построить 50 км дорог противопожарного назначения и реконструировать еще 290 км, проложить 600 км новых минерализованных полос и привести в порядок 3500 км существующих. Пройдут отжиги на участках леса, граничащих с сельхозугодьями, населенными пунктами, особо охраняемыми природными территориями. В конце марта под Смоляниново прошли межведомственные краевые учения по технике тушения лесных пожаров.

Всё течет…

Реки в этом году вскрываются рано.

— Вскрытие рек на территории Приморского края ожидается на 4—10 дней раньше средних многолетних сроков, — сообщил в конце марта ведущий гидролог отдела гидрологии и речных прогнозов Примгидромета Евгений Троценко. — Процесс вскрытия завершится к 10 апреля прохождением ледохода в нижнем течении Уссури (уже на территории Хабаровского края) и Бикина. При прохождении максимальных уровней половодья ожидается выход рек из берегов: в конце марта и начале апреля — рек Спасского района, в конце апреля и начале мая — рек Яковлевского, Черниговского, Чугуевского, Кировского и Дальнереченского районов. Также возможны заторные явления в среднем течении реки Уссури, нижнем течении рек Малиновка и Бикин, которые вызовут дополнительный подъем уровня воды — до метра. При выходе воды на пойму ожидается подтопление подворий на окраинах сёл и дорог, построенных в пойменной зоне.

— Ледяной покров продолжает интенсивно разрушаться на реках Приморья. На реке Большая Уссурка в настоящее время ведутся работы по безопасному пропуску паводка, — сообщили в департаменте гражданской защиты Приморского края
4 апреля. — Очистились ото льда реки Бикин у села Красный Яр, Малиновка у села Веденка. Подъем уровня воды на реках за прошедшие сутки составил до 0,4 м.

Паводок чреват не только затоплением дорог, сёл и полей, но и разрушением мостов, тем более что, судя по недавним происшествиям в Новолитовске и Яконовке, мосты в крае находятся не в лучшем состоянии.

На вопрос о том, не связаны ли обрушения мостов с влиянием воды, Борис Кубай отвечает так:

— Мы можем говорить, что связаны, и наверняка, — прямо или косвенно. Но здесь просматривается влияние многих факторов, требуется экспертиза с разных сторон. Вода — агрессивная среда, воздействующая в непрерывном режиме, с этим фактором необходимо считаться всегда.

Как рассказал директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Александр Коршенко, в рамках дотаций из федерального бюджета ведется работа по защите сёл от наводнений (строительство дамб, берегоукрепление), а в рамках субвенций из федерального бюджета — расчистка, дноуглубление и спрямление русел рек для снижения негативного воздействия вод на населенные пункты. Уже прошел госэкспертизу проект строительства дамбы в Новомихайловке (Чугуевский район), здесь же за счет средств местного и краевого бюджетов отремонтируют уже имеющуюся муниципальную дамбу. Другой аналогичный объект будет строиться в Красноармейском районе для защиты сёл Рощино и Вострецово. Еще один уже «расторгованный» проект касается защиты от наводнений села Милоградово Ольгинского района (физические работы начнутся в 2018 году). Губернатором края дано поручение достроить коллектор «К-5» в Спасске-Дальнем. Готовы проекты по расчистке русел рек в Партизанском городском округе, Шкотовском, Чугуевском и Тернейском районах. В работе — Находка, Владивосток (в частности, река Богатая в пригороде), Спасский район.


Материал опубликован в рамках проекта «Приморье/Среда обитания»



Ханка на подъёме

"Новая газета во Владивостоке", № 334 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 14 апреля 2016

Чего ждать Приморью и Ханкайскому государственному биосферному заповеднику от «попутавшего берега» озера?


Ханка на подъёме

Приморье по праву зовется заповедным краем. Сначала его обошел стороной ледник, потом — большая индустриализация, из-за чего здесь сохранились тигры с леопардами, пробковые деревья с лианами, уникальные растения и звери. Порядка 20% площади края занято особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) местного, краевого и федерального значения. С другой стороны, Приморье сталкивается с экологическими проблемами: вырубка лесов, появление угольных терминалов, реализация нефтегазовых проектов вызывают жаркие споры ученых, экологов, бизнесменов, чиновников.

В рамках проекта «Новой во Владивостоке» под названием «Приморье/Среда обитания» мы будем рассказывать о природе края, ООПТ, экологическом состоянии территории, акватории и атмосферы, предоставляя возможность для высказывания всем сторонам и сообществам.

Сегодня — первый выпуск. Он посвящен проблеме Ханки, угрозе паводков и лесных пожаров, а также уже состоявшемуся открытию «леопардового тоннеля» и скорому открытию Приморского океанариума.

Причины выхода Ханки из берегов осенью 2015 года до конца не ясны. Эксперты сходятся на том, что причиной потопа могут быть как явления природного характера, так и инженерные работы на китайской стороне. Уже весной текущего года Ханку и связанные с ней реки исследуют ученые, чтобы сделать выводы и дать рекомендации.

Напомним, осенью прошлого года ханкайский потоп ударил по турбазам, дорогам, сельхозугодьям, населенным пунктам. В селе Новосельском на восточном берегу озера даже пришлось вводить режим ЧС и эвакуировать оттуда жителей. Между тем, Ханкайский район, примыкающий к самому крупному озеру российского Дальнего Востока, сегодня получает «государственное» звучание: именно эта территория определена в Приморье как пилотная по выделению бесплатного «дальневосточного гектара». Не говоря о том, что на топких берегах озера располагается и государственный биосферный заповедник «Ханкайский».

Факторов, способных повлиять на уровень Ханки, немало: сейсмические колебания, подземные воды, глобальное потепление… Однако российские ученые сразу предположили, что на происходящее могли повлиять китайцы.

— Ханка, возможно, переполняется потому, что на китайской стороне было изменено направление течения реки Мулинхэ, — сказал в октябре 2015 года на форуме «Природа без границ» директор Биолого-почвенного института ДВО РАН, академик Юрий Журавлёв. — Если раньше она сбрасывала свои воды в Уссури гораздо севернее Ханки — в районе Дальнереченска, то теперь значительная часть воды идет в приханкайскую долину, в Малую Ханку, а уже оттуда — непосредственно в Ханку.

Ханка — озеро трансграничное. Силами края проблемы не решить: нужны участие федеральных органов власти и решения, принимаемые на межправительственном уровне.

— Если причины подъема воды связаны с человеческой деятельностью — это одна история. Если же они носят природный характер — это серьезнее. Тогда, возможно, придется ставить вопрос об отселении. Мы должны быть готовы к любому варианту развития событий, — заявил директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Александр Коршенко.

На вопросы «Новой во Владивостоке» о Ханке ответил начальник Прим-гидромета Борис Кубай:

— Мы на Ханке в течение более 70 лет проводим наблюдения в непрерывном режиме. Были и подъемы, и спады. Но в последние 10 лет заметен тренд на повышение уровня воды в озере. Главным фактором являются осадки, причем осадки накопленные. Мы построили графики зависимости уровня озера от осадков. В 2000-х наметилось противоречие: при том же количестве накопленных осадков уровень воды в озере почему-то становился выше с каждым годом. Родилось предположение, что включился какой-то дополнительный фактор, мы стали его искать. Выяснилось, что в 2006 году на сопредельной с Приморьем территории Китая был прокопан канал между рекой Мулинхэ и озером Малая Ханка. Если раньше вода из Мулинхэ уходила в Уссури, то сейчас она уходит в Малую Ханку, соединенную с Ханкой тремя гидроузлами. На спутниковых снимках высокого разрешения видно, что этот магистральный канал по объемам воды сопоставим с Уссури, а на месте исторического русла Мулинхэ видны только его следы. В этих местах огромные площади рисовых полей — это рисовая житница Китая. При помощи канала там регулируют подачу воды на поля.

В 2013 году разливался не только Амур, но и весь его бассейн. В Мулинхэ было много воды, ей надо было куда-то деваться, она уходила в Ханку. В 2015 году тайфун «Гони» переполнил Мулинхэ, и вода снова пошла в Ханку. Какой это фактор — антропогенный или природный? Не исключено, что, если бы этого канала не было, ситуация с озером была бы немного другой. Проблема в том, что мы не знаем точных объемов притока воды с территории Китая. Мы видим Мулинхэ только со спутника, территория не наша, цифры закрыты. Пока мы их не узнаем, любой проект на Ханке бессмыслен.

— Чего ожидать от Ханки в 2016 году?

— Очень бы хотел, чтобы наступила фаза маловодья. Как правило, через 8—10 лет на озере наступает 1—2-летний маловодный период. Тогда началось бы снижение уровня воды, сантиметров 40—50 можно было бы потерять. Но пока такой тенденции не видно.

Необходимо, чтобы вода из озера куда-то уходила. Из Ханки вытекает одна река — Сунгача, по фарватеру которой проходит граница. Никакой работы с этой рекой длительное время не проводилось. В былые годы там ходили старые катера, которые низко сидят в воде, — сейчас они там не пройдут: река заилена и запесочена, у нее маленький уклон, через нее уходит мало воды. Чтобы увеличить пропускную способность реки, нужно ее углубить, расширить русло. Но эти работы надо вести сразу с обеих сторон.

Есть еще один немаловажный фактор — отводной канал на российской стороне, который должен выходить из озера. Он имеет протяженность 10—20 км и впадает в Сунгачу. Если бы у этого канала был хозяин и кто-нибудь за ним присматривал, это было бы одним из вариантов снижения уровня Ханки.

— А другие варианты? Взаимодействие с китайцами?

— Нужно обязательно работать с китайской стороной, и такая работа началась, но с ними работать очень сложно. Необходимо, чтобы на межправительственном уровне появилось соглашение об обмене информацией по реке Мулинхэ и по каналу, учитывая, что это территория Китая и мы не можем там ничего делать, пока не появится добрая воля. Не исключено, что она может не появиться. Если окажется, что они там переливают много воды, мы что, заставим их недоливать? Есть проблема, которую с кондачка не возьмешь. Полномочный представитель президента Юрий Трутнев дал поручение провести исследования и представить рекомендации. На сегодняшний день все конкурсы проведены, Институт водного хозяйства и Государственный гидрологический институт будут головными, мы будем на субподряде. В апреле, как только вскроется Ханка, туда отправится наша совместная экспедиция. Она займет месяца полтора—два для изысканий и каких-то выводов.

— Какие последствия может иметь весенний паводок на близлежащих реках?

— На Спасовке и Кулешовке ожидается подтопление низкой поймы. Дороги, подворья на окраинах сел, все, что построено в пойме, будет подтоплено. Все дело в направлении и скорости ветра. Существует явление штормового нагона. Как только дует северо-западный или западный штормовой ветер, вода возвращается, доходит до Спасска. Село Новосельское однозначно будет подтоплено (часть местных жителей уже написали заявления о переселении; в начале апреля первый вице-губернатор Василий Усольцев пообещал: шесть семей с улиц Юбилейной и Набережной получат сертификаты на приобретение нового жилья. — Ред.), Спасск-Дальний — частично. Как только ветер дует в другую сторону, подтопление грозит Хорольскому району, Камень-Рыболову, Астраханке. Там берега не держат воду, обваливаются десятками метров. Все, что есть на берегу, — смывает.

В интервью «Новой во Владивостоке» глава краевого департамента природных ресурсов Александр Коршенко сообщил, что вопрос о выделении средств на расчистку русла Сунгачи уже решен. Этим займется Амурское бассейновое водное управление, замыкающееся на Федеральное агентство водных ресурсов. Проектные работы должны пройти в 2016 году, сама расчистка — в 2017-м. Что до упомянутых рек Спасовка и Кулешовка в Спасском районе, то проекты расчистки их русел разрабатывает администрация Приморского края.

— Надеемся, что в этом году проекты будут завершены, после чего их направят на согласование в Росводресурсы. После утверждения проектов мы сможем приступить к расчистке русел и увеличить пропускную способность этих рек, что должно улучшить ситуацию с затоплением Приханкайской низменности, — говорит Коршенко.


Материал опубликован в рамках проекта «Приморье/Среда обитания»



«Нора» под тропой леопарда

"Новая газета во Владивостоке", № 334 / Сергей ПАВЛОВ / 14 апреля 2016

На территории национального парка «Земля леопарда» появился первый в России экологический тоннель


​«Нора» под тропой леопарда

Нарвинский тоннель на трассе Раздольное—Хасан открыли в присутствии главы президентской администрации и председателя наблюдательного совета АНО «Дальневосточные леопарды» Сергея Иванова. Стройку уже окрестили «первым экологическим тоннелем» в России. Значит, могут появиться и следующие. Тем более что 2017 год в России объявят Годом экологии.

Тоннель строили несколько лет, сроки ввода в эксплуатацию не раз переносились. Не обошлось без скандалов и увольнений. Еще в октябре 2014 года вице-губернатор Олег Ежов в интервью «Новой во Владивостоке» рассказывал: «Если по-русски, без экивоков — налицо ошибка проектировщиков. Тоннель небольшой — 570 метров, но из-за того, что трещиноватость грунтов не была учтена должным образом, мы получили серьезную проблему. Дойдя до середины, поняли, что нужно менять способ проходки и способ отделки тоннеля. Это привело к остановке стройки и ее задержке на полгода… Очень хотим порадовать приморцев к началу следующего курортного сезона, но не будем забегать вперед. Такие объекты, как тоннель, требуют повышенного внимания к безопасности. Пока не будем уверены, что там все хорошо, — движение не откроем».

Объект был достроен минувшей зимой, но церемонию открытия перенесли на весну из-за рабочего графика Иванова — «лучшего друга дальневосточных леопардов».

— Построив этот тоннель, мы убиваем двух зайцев: с одной стороны, мы облегчили жизнь автомобилистам, которым теперь не придется карабкаться по перевалу. С другой — мы защитили исторические миграционные пути дальневосточных леопардов, — сказал Сергей Иванов на открытии тоннеля в Хасанском районе.

— Это было трудно, мы столкнулись с определенными сложностями, — признал губернатор Приморья Владимир Миклушевский, — но успешно всё преодолели. Мы гордимся и очень дорожим тем, что численность дальневосточного леопарда в последние годы существенно увеличилась. И это большая ответственность.

Как рассказал главный энергетик Примавтодора Антон Военков, тоннель оборудован системами оповещения, охраны, связи, контроля допустимых концентраций вредных веществ в воздухе и управления вентиляцией, подогрева водоотводных лотков, подогрева проезжей части на въездах в тоннель, а также круглосуточного освещения. Стены и свод тоннеля обшиты огнезащитной плитой, обладающей 180-минутной огнестойкостью. Эта плита обеспечивает сохранность как самой железобетонной конструкции, так и инженерных коммуникаций.

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДИПЛОМ «ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ»

Теперь звери, обитающие на территории национального парка «Земля леопарда» по разным сторонам трассы, смогут пересекать оживленную дорогу поверху Нарвинского перевала, в то время как автомашины будут двигаться через тоннель. На перевале установят фотоловушки. «Мы вернули зверям их территорию. Сначала пойдут кабаны и косули, за ними — леопарды и тигры. Когда они попадут в объектив камеры, станет ясно, что мы всё сделали правильно», — пояснил Иванов.

Как рассказала директор национального парка «Земля леопарда» Татьяна Барановская, в окрестностях Нарвинского перевала обитают девять мам-леопардиц. «Теперь они смогут безопасно перебираться через перевал вместе со своими малышами. Мы сделали очень важное дело», — считает Барановская.

В обсуждении природоохранных аспектов, связанных с реконструкцией хасанской трассы, в течение многих лет принимал активное участие Всемирный фонд дикой природы (WWF) России. «Проблема состояла в том, что в связи с реконструкцией автодороги, необходимой для экономического развития Приморья, возрастала угроза фрагментации последнего участка местообитаний дальневосточного леопарда, единственная в мире популяция которого на тот период насчитывала всего порядка 30—35 особей. При этом дорога отсекает участки площадью около 1000 квадратных километров, или примерно 20—25% оставшегося ареала этого краснокнижного вида. На отрезке от реки Амбы до реки Поймы дорога пересекала федеральный заказник «Барсовый», в 2013 году вошедший в нацпарк «Земля леопарда», и проходила по границе заповедника «Кедровая Падь», — сообщили в Амурском филиале WWF России. «Фрагментация ареала — одна из самых серьезных угроз популяции дальневосточного леопарда. За последние годы на автотрассе Раздольное—Хасан погибли три тигра и леопард Меамур («крестник» музыканта Ильи Лагутенко. — Ред.). В 2007 году по рекомендации WWF России в порядке эксперимента Примавтодор построил под дорожным полотном три подземных перехода для диких животных, — рассказал директор Амурского филиала WWF России, кандидат биологических наук Юрий Дарман. — WWF России также подготовил предложения по строительству тоннеля под Нарвинским перевалом и мостов-переходов на Сухановском, Безверховском и Занадворовском перевалах. Никто не верил в реальность этих планов, но благодаря личной поддержке Сергея Иванова и Юрия Трутнева Нарвинский тоннель стал первым надземным переходом для тигров и леопардов над этой трассой. А значит, есть шанс, что интересы леопарда будут и впредь учитываться при инфраструктурном развитии юго-западного Приморья — важнейшего участка «Шелкового пути Китая».

Экологи считают, что, помимо надземных виадуков для диких животных, в местах звериных переходов необходимо установить аншлаги: «Осторожно, дикие животные!», ограничивающие скорость движения автомобилей.

Строительство тоннеля следует рассматривать не как затраты (свыше 1,8 миллиарда рублей), а как инвестиции. Реконструированный участок дороги — составная часть транспортного коридора «Приморье-2», связывающего край с китайской провинцией Цзилинь. Развитию международных транспортных коридоров должна дать новый импульс реализация закона «О свободном порте Владивосток». Неслучайно Сергей Иванов назвал Нарвинский тоннель «жемчужиной большого проекта».


Материал опубликован в рамках проекта «Приморье/Среда обитания»






Авторы: Коллектив «Новой газеты» во Владивостоке, главный редактор Андрей Островский, Приморский край, г. Владивосток
Вложение: 14 апреля 11.pdf